Сайт сериала Мутанты Х
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Вторник, 24.04.2018, 15:36
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [12]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 245
Главная » Статьи » Мои статьи

Без неё
Название: Без неё
Автор: KalaBJ
Рейтинг: G
Жанр: Ангст
Пайринг: Бреннан
Спойлеры: 1,16 Interface - упоминание сцены.
A/n: Не уверенна в правильности указания рейтинга, но уж простите. И, чур, больно не бить. tomato Ну, с Богом…

…Он лежал на кровати. Дверь была закрыта. Он запер её и подставил под ручку стул, чтобы дверь пришлось вышибать, если кто-то захочет войти. Кроме Джесса, естественно. Но сейчас он далеко. В городе. В больнице. С Эммой. Как и Адам.
А он продолжал лежать. В луже пролитой воды. Смотрел в фото и проклинал. Проклинал и вспоминал. Вспоминал, как всё начиналось…

…Как всё начиналось…
В то утро всё было как обычно. Девчонок не было - они ходили по магазинам. Бреннан читал, Адам был в лаборатории, а Джесси сидел за компьютером. Их всеобщую идиллию нарушил тревожный сигнал. Кто-то (и, наверное, это Геном) напал на мутанта. Снова погони, драки, разборки… На вызов поехали Джесси и Бреннан. Они нашли беглого мутанта – Джейкоба. Он прятался на старом складе. Парень был лет двадцати пяти, высок, тёмные волосы. Он сказал им, что сейчас сюда придёт ещё один мутант – его друг. И просил подождать. Они ждали. Шло время, но никто не приходил. По истечении часа послышались шаги. Много. Ребята пытались придумать план побега, но было поздно. Их окружил Геном. Они дрались, сколько могли, но тут Джесси упал. Джейкоб оглушил его ударом по голове. Он отнюдь не был мутантом. Он был агентом Генома. А это была ловушка. Бреннан остался тогда один. Против четверых. На него было направлено оружие. Прошло несколько мучительных минут, пока агенты чего-то ждали.
За углом послышался какой-то шум. Эхо доносило до людей звуки борьбы. Джейкоб поднял Джесси, приставил пистолет к его виску и приказал агентам отойти к стене.
-Если ты хоть пикнешь, то я вышибу ему мозги. Ты меня понял? – Обратился он к Бреннану. Тот кивнул.
И тогда Бреннан увидел её. Она бежала к нему, кричала, чтобы уходил. «Это ловушка!» - Кричала ему Шалимар. За ней виднелась фигура бегущей Эммы. Они не видели агентов, стоящих возле Бреннана – они прятались за стеной. Бреннан с замиранием сердца смотрел за тем, как Шалимар бежала к ним во весь дух. Её длинные светлые волосы развевались за спиной, а в глазах был страх. За девушками гнались пять агентов. И в этот миг внутри себя Бреннан осознал, что сейчас, в одночасье, он потеряет весь мир, всю свою вселенную!
Он посмотрел на Джесси. Тот ответил тем же взглядом, как и в их первую встречу. В одно мгновение он стал бесплотным. Бреннан, не теряя времени, бросился на ближайших агентов.
И закричал. Он, как и Джесси, кричал девушкам, чтобы они остановились, чтобы повернули. «Шал, Эмма! Бегите!!! Здесь засада!!!» – Кричали они. Шал остановилась, оглянулась на Эмму и уже хотела спрятаться за стену. Но оказалось слишком поздно. Джейкоб проворно выскочил перед Шалимар, словно из ниоткуда, и сделал несколько выстрелов. Девушки упали. Одна за другой. …Эмма…Шалимар… Они лежали на земле без движения.
Что было дальше ни Бреннан, ни Джесси не могли вспомнить несколько часов. Потом всплывали какие-то картинки. Как они выбивали пистолеты, как дрались, как ломали позвоночники, стреляли из отнятых пистолетов, как сворачивали шеи. Они были как два льва, борющихся за существование со стаей гиен. Они рвали, метали, убивали. Они были извергами. Бешеными и беспощадными.

***
Машина неслась, как ракета, по шоссе. Он не утруждал себя поворотами – Джесси отлично справлялся с пробками и всем остальным. Их не заботило, к чему это приведёт. Им было плевать на будущее. Сейчас, на заднем сидении, с пулями в теле, лежали Эмма и Шалимар. Дорогие их сердцу люди. И если ради их спасения им придётся перевернуть несколько машин, убить ещё сотню людей – их это не волновало. Бреннан давил педаль газа, поворачивал руль, Джесси делал машину бесплотной. Со стороны их машина была похожа на серебряную комету, которая набирала скорость с каждой секундой. Казалось, что она действительно вот-вот оторвётся от земли и полетит в космос.
Они примчались к ближайшей больнице и ворвались туда с девушками на руках. К ним подбегали доктора, звали носилки, помощников. Потом девушек положили на эти самые носилки и увезли. А Бреннан и Джесси внезапно почувствовали себя детьми. Маленькими, брошенными посреди ледяной пустыни, детьми. Им было страшно. В каждом из них ужас прогрызал себе путь к сердцу и подбирался всё ближе.
Они ждали час, два, пять, семь. Им сказали, что Эмме повезло – лёгкие ранения, не задето никаких органов. Короче, что всё обойдётся. А вот Шалимар… В неё было выпущено три из пяти пуль, но она была ближе к стреляющему. И всё было очень плохо. Бреннан и Джесси не могли больше слушать заумных слов, поэтому просто наорали на врача, и тот только сказал: «Будет хорошо, если она со временем очнётся. Будет замечательно, если со временем она сможет ходить. Но только при том, что она переживёт завтрашний день. А если это случится – это будет настоящим чудом».
И ушёл. Оставив внутри каждого из молодых людей глубокую боль. Естественно, когда они услышали, что с Эммой всё в порядке, половина груза с души свалилась. Но внутри, где-то в глубинах сознания, каждый из них знал, что сейчас скажет им врач про Шалимар. И они не ошиблись. И груза стало в несколько раз больше.

***
Прошло ещё немного времени, и он заставил Джесси отправиться в Убежище отдохнуть. И чтобы Адам его осмотрел. Потом он приедет и сменит Бреннана. Когда Джесси уехал, Бреннан сначала зашёл проведать Эмму, но она спала. Затем он пошёл молиться. Первый раз в своей жизни он молился. Он взывал к Богу, чтобы тот не оставил Шалимар, а придал ей сил, не позволил ей умереть. Он умолял, чтобы тот забрал его вместо Шалимар, если надо, чтобы кто-то умер. Слёзы катились по скреплённым рукам. Ему было страшно. Он просто не знал, что ему делать.
Мимо проходили люди. Он видел, как к некоторым из них подходили доктора и говорили слова, от которых в глазах людей, наполненных отчаяньем и горем, загорались надежда и великая радость. Но он видел и другое – как доктора оглашали страшный приговор людям, в глазах которых боль и отчаянье давили этот самый огонёк надежды. Кто-то начинал плакать, звать, кричать. Кто-то падал в обморок. А кто-то с пустотой в душе просто садился напротив Бреннана и смотрел в одну точку, пока до него не доходил смысл случившегося. Но он, Бреннан, не смотрел на них. Ему казалось, что несчастье этих людей может спугнуть ту удачу, которая вот уже несколько лет сопутствовала ему, тот слабый огонёк надежды в глубинах его души, который он так старательно оберегал внутри себя. Ему не хотелось думать о плохом. Он просто запрещал себе. Гнал из головы навязчивые картинки того, как он и Джесси, и Адам, и Эмма стоят возле могилы, надпись которой гласила: Шалимар Фокс. И даты… рождения и… и… Он гнал эти картинки, вместо них представляя картинки, типа: Джесси с Шалимар снова сражаются, Шалимар с Адамом в лаборатории изготовляют очередной «бульончик», Шалимар и Эмма возвращаются из магазина с кучей ненужных шмоток. Шалимар и Бреннан… Как он наконец говорит ей, что любит, и как они сидят на какой-нибудь вершине горы, или на пляже или ещё где, и наблюдают вместе рассвет. Не закат, а именно рассвет – начало нового дня, новой жизни… Они счастливы… Вот о чём он хотел думать, а остальное – это глупости, она не умрёт. Она сильная, она будет драться. И она победит. Всегда побеждала. Должна победить, ведь без неё… Без неё… Его тоже больше не будет без неё.

***
Под тяжестью своих дум он сам не заметил, как уснул. Но, открыв глаза, он встрепенулся и огляделся.
-Как ты? – Спросил его Джесси.
-Всё хорошо. – Ответил он бесцветным голосом. – Как голова?
-Всё хорошо. – Было похоже, что не один Бреннан не спал полночи.
-Сколько ты уже здесь?
-Час, может, чуть больше. Извини, не стал тебя будить. Тебе надо было поспать.
-Ну, я проснулся.
-Вот, возьми. – Он протянул ему чашку кофе.
-Спасибо, Джесс.
Они тихо сидели и пили каждый свой кофе, когда Бреннан увидел одного врача. Тот шёл прямо, это было совершенно точно. И смотрел он на них.
-Джесс… - Сказал он, вставая. В его голосе были слышны тревога и напряжение.
Джесси повернул голову и тоже увидел врача. По его лицу нельзя было определить, какую новость он несёт им, но Бреннан снова начал молиться в душе. «Только бы всё хорошо. Только бы всё хорошо» - Думал он. Джесси делал то же самое. Когда врач приблизился к ним, то почему-то чашки с кофе у каждого в руке немного затряслись.
-Мистер Малврей, мистер Килмартин…
Сердца у них дрогнули…
-…Мне очень жаль. Боюсь, от нас здесь уже ничего не зависит. Она не придёт в себя. Она ещё дышит. Но это лишь вопрос времени.
Как раскат грома прозвучал в его ушах приговор. Это был страшный сон. Это точно был страшный сон, ведь… ведь так не может быть!!! Это… это невозможно! Она не может умереть!... Чашка с кофе упала на пол, а по ближайшей стене разошлись сильнейшими ударами его кулаки. После нескольких таких размахов на стене стали оставаться красные полосы крови, но он не чувствовал. Он не чувствовал, как Джесси, вместе с несколькими охранниками оттащили его от стены и посадили в кресло, где он успокоился и стал ровно дышать. Когда же он посмотрел на свои окровавленные кулаки, то поймал себя на мысли, что всё вокруг теряет свой смысл. Реальность постепенно ускользала, её словно засасывало в воронку, которой он не видел.
-Мы можем… мы можем… - Просто не мог заставить себя это сказать. Но на помощь пришёл Джесси.
-Нам к ней можно?
Доктор посмотрел на Бреннана, на Джесси, подумал несколько секунд, но потом всё же согласно кивнул.

***
Она лежала так спокойно, так тихо, словно спала. Спала спокойным сном. Приятным и безмятежным. Сном, который уносил её прочь из этого мира. В даль, недоступную ему. Она ускользала из этого мира, а он не мог поймать её. Не мог дотянуться, схватить и вернуть назад. Назад в мир, где ждали её Адам, Джесси, Эмма. Где ждал её он, Бреннан.
Прошёл час, а он всё сидел рядом. Джесси посидел здесь полчаса, один, пока Бреннан сидел с Эммой. Потом он сам отправился проведать Эмму, предоставив Бреннану возможность поговорить с Шалимар. Последний раз.
-Прости, - Прошептал он сквозь слёзы. – Умоляю тебя, Шал, прости… Я не хотел, чтобы всё так вышло. Мне очень жаль… Я так хочу, чтобы ты открыла глаза. Пусть ненадолго, хотя бы на секундочку. Пожалуйста! Мне так много надо тебе сказать. Столько всего объяснить. Ты меня не слышишь?
Но Шалимар продолжала лежать. И она его не слышала. Она действительно походила на спящую. И такую живую. Но ему была известна правда – жизнь покидала её с каждым приходящим мгновением. И никогда ещё он не чувствовал себя таким беспомощным, таким слабым. Он больше не боялся слёз. Они текли по его щекам уже долго, но он перестал их замечать. Единственное, что сейчас составляло для него важность, было здесь, перед ним. И это единственное умирало.
-Знаешь, я так не плакал уже очень давно. Со смерти мамы. Но ты…Ты – это другое. Я… Я люблю тебя, Шалимар Фокс. И мне так жаль, что ты никогда этого не услышишь! Ты не представляешь, сколько раз я хотел сказать, но… Сам не знаю, почему молчал. Просто не мог. Но ты, если ты меня слышишь, ты знай, что я очень сильно тебя люблю. Мы все тебя любим, но я… Я люблю тебя больше, чем друга. Я люблю тебя, как никогда никого не любил. Ты для меня – весь мир. И никто кроме тебя мне не нужен, слышишь? Я всё в тебе люблю, всё: твои прекрасные глаза, твою замечательную улыбку, твои нежные руки. Твои вечные недовольства по утрам, твою манеру постоянно ввязываться в драки, твой вечный флирт с другими парнями. Я за всё тебя люблю. За твою доброту, умение понять, посочувствовать, выслушать, твою силу воли и твою чувственность. Твои вечные «я в порядке», когда у тебя слёзы от боли на глазах. И я не хочу, чтобы ты уходила, слышишь? Я не могу тебе позволить! Ну, хочешь, я пойду и перебью всех агентов Генома? Хочешь, я весь Геном пойду и перебью? Я тебе голову Экхарта на тарелочке принесу, только не умирай! Я умоляю тебя, не бросай меня одного. Прости меня, Шалимар!... Прости…
Он плакал, уткнувшись в её руку, зажатую между его ладонями. Плакал и просил её не уходить. Он чувствовал, как вместе с ней из этого мира уходят все соки. Будто вместе с ней, с жизнью его любимой, из него тоже уходит жизнь.

***
Прошло ещё минут пятнадцать, когда в палату вошёл Адам. Бреннан уже успокоился. Он просто сидел и держал её за руку. И смотрел на Шалимар без эмоций – он словно был пуст изнутри.
Адам не видел Бреннана. Сейчас его внимание было приковано к Шалимар. Он смотрел на неё, не веря себе. Здесь и сейчас он просто не мог себе поверить, ведь перед ним умирала Шалимар, его всё, его… дочь. И пусть не родная, пусть даже не знающая этого, но она была ему дочерью, так же как и Джесси был ему сыном. Бреннаном и Эммой он тоже дорожил, но всё же именно эти два человека были рядом очень долгое время и поддерживали его в любое время. И никогда ещё не подводили. Они были ему такими родными…
А теперь один из самых дорогих ему на этой земле людей умирал. И он не заметил, как Бреннан отпустил руку Шалимар и поднялся. Как прошёл мимо, даже не бросив взгляда, только остановившись на мгновение. Они оба знали, что на этом свете просто не осталось слов, которые могут объяснить, передать то, что они чувствуют, что у них в душе. Да и осталось ли что-то от души – они сейчас затруднились бы ответить. И Бреннан вышел, оставив Адама наедине с собственной болью и одиночеством.
Адаму, как и остальным, сейчас казалось, что ещё никогда он не был столь беспомощен, столь бесполезен. Всю свою жизнь он занимался тем, что искал ответы на свои вопросы. И находил. Но сейчас… Сейчас у него не было ответа на вопрос. Что делать – он не знал. Он тяжело опустился на стул рядом с кроватью Шалимар и что-то говорил.

***
Он ничего не слышал. Да и не хотел ничего слышать. Он ушёл. Проходя мимо палаты Эммы, увидел Джесса. Тот сидел рядом с Эммой, которая всё ещё спала, и плакал. Тихо, неслышно. Слёзы стекали по его лицу и капали в стакан с кофе. Но Джесси этого не замечал. Ему, несомненно, тоже было тяжело. Никто бы не взялся сейчас судить, кому из них троих было хуже – для одного она была сестрой, для другого – дочерью, а для третьего была любимой.
Да и можно ли сравнивать боль разных людей? В каждом из них она своя. Сильная, временами невыносимая. Но, вне всяких сомнений, была похожа в одном – она всегда приходила внезапно и уходила неохотно. Годами не отпускала, мучила, заставляла заново переживать самое худшее, что было в жизни. И накрепко заседала в памяти. Вот что всегда было одним на всех людей. По крайней мере, так Бреннану казалось.
Он пошёл дальше, не желая прерывать Джесси. Им всем сейчас нужно своё одиночество. И самым оптимальным вариантом для Бреннана сейчас было Убежище. Когда дело ухудшится, его вызовут.

***
А пока он катил по шоссе. Он не гнался как угорелый, нет. Это осталось в прошлом. Сейчас он был просто роботом, заданием которого было приехать домой. И мысли его сейчас не посещали. Они придут позже. А пока он катил по дороге, словно последний раз в жизни. Ему не хотелось никаких погонь, аварий и всего прочего. Просто этот предсмертный покой.
Зайдя в Убежище, он растерялся. Всё здесь в одночасье стало другим. Этот зал для тренировок – он больше не выглядел таким вдохновляющим. Эти компьютеры, - они больше не были чем-то, само собой разумеющимся. Даже лаборатория изменилась. Всё, всё вокруг будто вымерло. Как в пустыне. Только вокруг вместо песка каждая вещь, каждая трещина в стене несла воспоминание о прошлом, которого больше не существовало. Эти ступени, эти стены… даже у воды изменился вкус. Он стал горько-безвкусным. Отчасти из-за слёз, а отчасти из-за понимания того, что это больше не вода для него. Это просто средство к существованию. Существованию, которое ему было не нужно. Существованию без неё…
Чтобы не видеть всего этого, он отправился к себе в комнату. Но даже тут он чувствовал себя чужим. Более того – вид этой комнаты причинял ему боль и вызывал отвращение. И он решил всё поменять.
Первым под руку попал столик. Он разбился о стену напротив. Ноутбук разлетелся по полу на кусочки. Вещи, мебель, книги – он не пожалел ничего. Уже через минуту сверху, как снег с неба, на пол опускались остатки подушек, одеял. Опускались прямо на части разломанных стульев, на страницы разорванных на кусочки книг. В чудом уцелевшей вазе, валявшейся на полу, покоились цветы. А вода, лившаяся из вазы и каплями бежавшая по лепесткам этих цветов, напоминала слёзы. Слёзы, проливаемые этими цветами. Бреннан продолжал разносить в пух и прах свою комнату, а они всё лежали и плакали, словно просили всё вернуть обратно, как было. Но так, как было, уже не будет никогда. И они тихо умирали, пока на них мягко оседал пух, падали клочки одежды и куски пластмассы. Когда Бреннан наконец закончил, то в комнате не осталось ничего, к чему он не приложил свою яростную руку.
Бреннан смотрел на сотворённый им хаос, и был доволен. Ему было всё равно. Уже не нужна эта комната, эти вещи, эта жизнь. Уже ничто не нужно. Он надеялся, что этот хаос сможет хоть немного усмирить боль от потери, но он ошибся. Внутри он стал чувствовать себя ещё более опустошённым, чем раньше. Он рушил. Он разрушал своё прошлое, как мог, и от этого ему становилось всё больнее. Он не представлял, что теперь будет делать. Он не знал, как быть дальше. Но решение пришло само собой. Он подошёл, поднял вазу, поправил в ней цветы и пошёл к двери. В последний раз посмотрев на свою комнату, на беспорядок в своём собственном убежище, на руины своего прошлого, он, в душе попрощавшись, отвернулся и тихо запер дверь. Набрав побольше воды в вазу, он отправился в комнату Шалимар. Он хотел попрощаться.

В это время в больнице…
-Давай же, Эмма. Ты должна это сделать. У тебя всё получится. – Джесси сидел в палате Эммы, а Адам – в палате Шалимар. И оба молились об одном и том же – только бы у них всё получилось.

***
Войдя в комнату, он шёл спокойно и тихо. Так, словно боялся кого-то разбудить. Кого-то любимого и родного. Подойдя к кровати, он осмотрел её, заправил одеяло, поправил подушки. Вытащил из вазы цветы и положил их на столик радом с кроватью. С них уже не текла вода, только капали редкие слёзки.
Цветы были ледяными. Они словно боялись и не хотели того, что сейчас произойдёт. Они будто замерли в ожидании кошмара. Они, рождённые, чтобы дарить любовь и счастье, станут свидетелями кошмара, который ни что не в силах предотвратить. Поэтому они просто тихо плакали. Прощаясь.
Он вылил всю воду на кровать. Потом принёс ещё воды. Снова вылил. Потом ещё и ещё. Пока кровать не промокла насквозь и с неё не стала стекать струями эта вода. Потом он пошёл в ванную и включил душ. Когда он вышел, с него текли реки воды, и ему было холодно. Но он так хотел. И он шёл к комнате Шал, по дороге оглядываясь и прощаясь с местом, которое было его домом. А теперь станет его могилой. Может, это эгоистично, может глупо, но ему было всё равно. Уже ничто в этом мире не имело своего значения. Всё стало пусто и бесцветно. И просто не нужно.
Идя в комнату через тренировочный зал, он дотронулся до ближайшей стены рукой, и на него нахлынули воспоминания:
Ему вспомнился тот момент, когда они ужинали здесь. Это был день, когда они спасли Мишель, подругу Эммы. Как они все сидели, сначала такие серьёзные, а потом… Потом они смеялись, шутили, кидали друг в друга кусочки еды, как потом вошёл Адам и заставил их подметать весь зал. Как они с Джессом сражались швабрами, будто шпагами, и Эмма болела за Джесса, а Шалимар за него, при этом они размахивали половыми тряпками как флагами на футболе… А когда заходил Адам, они сразу прятали все предметы сражения и делали вид, что убираются. И как Эмма увлеклась этим делом и нечаянно выпустила тряпку, которая полетела в Адама, проходившего по верху. Сколько было тогда крика, а сколько смеха… Тогда они были молоды и счастливы. И жизнь была проще, и мир был светлее, и… Шал была жива.
Воспоминание причинило острейшую боль, но он хотел забрать его с собой. Не важно куда. Он просто хотел запомнить всё хорошее, что здесь было.
Подойдя к её кровати, он снял комлинк и положил на тумбочку, рядом с цветами. Сколько значило для него это колечко, знал только он. Столько воспоминаний, столько раз оно спасало его жизнь и столько раз давало возможность ему спасти чью-то жизнь. Но за всеми этими воспоминаниями пришла единственная мысль, - его жизнь некому спасти. Он остался совсем один. Без неё…

***
-Не беспокойся, теперь всё будет хорошо. – Он со слезами поцеловал её в лоб.
Когда она открыла глаза, Адам и Джесси были тут. Они оба её приветствовали, обнимали. Ей было больно, но она знала, что только что смерь прошла мимо. Всего в каких-то нескольких шагах. Она даже одно время чувствовала её дыхание. И теперь она живая. Где подруга, ей сказали позже. Слёзы текли по её щекам.
-Где Бреннан? – Спросила она после того, как ушли врачи.
-Джесси за ним поехал. С ним не удалось связаться, но я уверен, что с ним всё в порядке.
-А как…
-Были кое-какие проблемы… но ты не волнуйся.
-Адам, она спасла мне жизнь!
-Я знаю. Знаю. У вас ещё будет время поблагодарить друг друга. А сейчас отдыхай. Тебя скоро повезут на операцию.
-Нет, Адам! Я хочу видеть Бреннана!
-Джесси привезёт его, не волнуйся. Отдыхай.
-Адам, пусть он скажет Бреннану, что я всё знаю, я всё слышала… - Слёзы текли из её напуганных, но в то же время радостных карих глаз, и терялись в золотистых волосах, покоившихся на подушке.
-Не волнуйся. – Раздался голос Джесси из комлинка. - Сама ему всё сможешь рассказать. Я уже не далеко.
-Спи, родная. – Сказал Адам. Он ещё раз поцеловал её в лоб и обнял.
Господи! Он не знает, как это удалось Эмме, но она молодец. Просто умница! Да что там – никаких слов не хватит выразить ту благодарность, которую он сейчас испытывал. Шалимар будет жить. Всё теперь будет хорошо.

***
Он выжимал из мотоцикла всё, что мог. Джесси до безумства был рад, что Шалимар останется жива. Всё. Ужас и смерть миновали. Теперь всё будет хорошо, как и прежде. И кажется, что можно бы вздохнуть с облегчением, но… Но ветер в ушах нашёптывал ему, что не всё так просто. Поэтому он гнал. Всё быстрее и быстрее.

***
…Вот как это начиналось...
И теперь Бреннан лежал на мокрой кровати, промокший насквозь, и смотрел на столик. Их общее фото, цветы. Комлинк лежал на кровати рядом с рукой. Он перебирал в памяти каждый день, каждое событие, каждую личность. И мысленно прощался с друзьями.
Ему всегда казалось, что он выживет. Что даже если рухнет небо, он, Бреннан, выживет, и будет жить. Но теперь всё изменилось. Всё.
Он лежал, сжав руками края одеяла. Оглядывал комнату и продолжал вспоминать. Вспоминать и проклинать себя, что ничего не мог сделать. Но всё-таки он понимал, что и он сам, и Джесси – они сделали всё, что было в их силах. Большее же было под силу только Богу. Но его здесь не было. Ни здесь, ни там, в развалинах. Если это было очередным испытанием, что ж. Пускай. Он просто не выдержал… Сломался.
Всё. Хватит. Пора. Он услышал, как по Убежищу пролетел звук тормоза. Наверно Джесси. Пришёл сказать, что всё кончено.
«Но нет, я не хочу этого слышать. Больше не хочу». Собрав всю свою силу в кулак, сосредоточившись, он в последний раз оглянулся на фото и сказал:
-Скоро мы увидимся, Шалимар. И ты всё узнаешь…
И он пустил по кровати разряд.

***
-Бреннан! Бреннан! Шалимар жива! ОНА БУДЕТ ЖИТЬ!!!
Он кричал и мчался, как угорелый, предвкушая, как сейчас обрадуется Бреннан. Ведь Джесси давно приметил, что Бреннан неровно дышит к Шал, да и она тоже отвечает взаимностью.. Он был до безумства рад… Пока не вошёл в зал тренировок.
Тут было тихо… Подозрительно тихо. И холодно. Джесси знал этот холод. «Такой же был в палате Шалимар, когда она… О, Боже!»
-БРЕННАН!!!!!
Он заорал во всю силу лёгких и побежал в комнату друга. Но там он обнаружил лишь полнейший разгром и беспорядок. «Он действительно очень сильно любит Шалимар» - Вдруг подумалось Джесси.
Он развернулся и рванул в её комнату. Но не смог войти, дверь была чем-то заблокирована изнутри. Пройдя сквозь неё, он, как только заметил Бреннана на кровати, крикнул ему новость. Но Бреннан не пошевелился. Джесси только тогда заметил… на полу воду.
«Нет, только не теперь…»
Он кинулся к другу, стащил его с кровати, и в полуоткрытые глаза стал взывать к его сознанию.


До него постепенно из темноты долетали слова Джесса:
-Бреннан! Всё хорошо, слышишь? Шалимар будет жить! Эмма вытащила её! Шалимар всё знает! Она слышала всё, что ты говорил! Бреннан! Бреннан, ты слышишь меня? Бреннан…
Его голос с каждым мгновением утихал, удалялся, пока не остались лишь тьма и пустота. Вечное одиночество...

…Без неё…


Источник: http://mutantx.ucoz.ru/forum/13-52-1
Категория: Мои статьи | Добавил: KalaBJ (21.09.2011) | Автор: KalaBJ
Просмотров: 353 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |

Всего комментариев: 1
1  
мой любимый фанф...а также самый первый, который я прочла по Мутантам

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2018Бесплатный хостинг uCoz